РСС- Blogwar.ru
 

Курс валюты

Курс Доллар США - рубль

Новости от Яндекса

 

Боль воспоминаний

27 июня 2013, четверг
Боль воспоминаний

Вот что рассказала об ужасных годы войны Елена Ивановна Дубина из поселка Межевая, Днепропетровской области

 

Родилась я в 1940 году. Первые годы войны не помню, потому что имела еще была. Помню только рассказы мамы о пережитом. Отца своего тоже не помню. Он, как и все мужчины в годы войны, ушел на фронт. Но после трех лет службы попал в плен. Не знаю как, но из плена он вернулся домой. Было это, наверное, в 1944. Работал у нас в Межевой, в затконтори. И мне так запомнилось, как он мне, четырехлетней девочке сшил хромовые сапожки. Мама рассказывает о том, как в три года отцу носила есть. И не боялась.

Нас в семье было двое детей - я и Гриша. Двое детей умерли еще до начала войны. Гриша был парализован, мама ухаживала за ним до 13 лет. Но переходный возраст не пережил.

Помню, как бомбили поселок - бросали бомбы на мельницу и на нефтебазу. А мы жили совсем близко к центру, именно у них. И в то время, когда немцы сбрасывали бомбы, я сидела в комнате с подругой и кричала: «Ой, Бобыть!». Тогда мне было три года.

Жили мы очень бедно. А немцы еще ходили по домам и отбирали пищу, кричали: «Курица, яйко, млеко!». А к нам зашли, увидели больного Гришу и парализованную бабушку, - и говорят: «Киндер kranken» (ребенок болен). Потом вернулись и вышли.

Муж мой, 1938 года, рассказывал мне о своих воспоминаниях. Больше всего мне запомнилось, как он рассказывал о Дне победы. Тогда бойцы возвращались с фронта: кто без руки, кто без ноги. Вот он и говорил потом: «Всяких видел без руки, без ноги, а без головы никто не пришел!».

Но война оказалась не худшим, что я пережила в детстве. Сейчас говорят о голоде 1932-1933 года. О голоде 1946-1947 мало кто вспоминает. А я помню его так, будто это было вчера. Мы по три дня не ели. А когда мама полезла на чердак и достала оттуда в узелке чечевицы. Она ее сварила и это была единственная еда, которую мы ели за три дня. 

Помню, как отчим приехал из Мариуполя и привез кукурузную муку и круги из жмыха. Вот мама сварила мамалыгу с той муки и дала мне немного, потому что много нельзя было на голодный желудок. Я съела и не наелась - стою и прошу у мамы есть. А она больше не дает .. Вот я схватила круг из жмыха и грызу. А мама стоит, смотрит и плачет.

Помню, как весной с другими детьми ходили в поле - выливали из нор сусликов. Брали с собой ведра. А воду набирали или из пруда (рядом был), или с копанок на поле. Мы искали норки и заливали туда воду. А для того, чтобы суслик вылез, потребовалось около пяти таких ведер. Когда то зверек все же влезала, то его хватали за голову и убивали о ведро. За день можно было вылить около 20 сусликов. А у них в норках было еще и зерно. Мы и его вырывали и забирали с собой. Дома из этих сусликов готовили мясо. Шубки их сдавали в приемные пункты за копейки.

Помню, как ходили с мамой на скошенный поле собирать колоски. Их мы клали в ведро, а затем высыпали в мешок. Последний хоронили в скирды на поле. Зарегистрирован также ходил собачка. Однажды прискакал на коне какой-то государственный чиновник и увидел нас. Забрал ведро и начал бить маму. Собачка в это время спрятался в стог, где был наш мешок. А я стояла и кричала. Так мы и вернулись домой без ведра. А уже когда стемнело, то пошли найти в одной из скирд мешок. Приходим в поле, а собачка, который спрятался еще днем, выбежал и начал лаять - показывать в которой стоге наш мешок.

Нравится

Комментарии — добавить свой

 
   
 
 
© 2010–2017 «Blogwar.ru», все права защищены