РСС- Blogwar.ru
 

Курс валюты

Курс Доллар США - рубль

Новости от Яндекса

 

Экзистенциальность диссидентства

11 апреля 2013, четверг
Экзистенциальность диссидентства

Шестидесятничество и в эстетическом, и в политическом измерении очень часто было историей прозрений и потерь иллюзий. Часто шокирующей, как для сегодняшнего читателя воспоминаний.

Ну, как мог молодой Николай Плахотнюк всерьез ожидать, что его «рационализаторские» рекомендации «вверх» по внедрению украинского языка обучения в Киевском медицинском институте кто-то всерьез воспримет и еще исполнит?

Каким образом могла воспитанница культурного стандарта семьи Коцюбинских достаточно длительное время мирно сосуществовать с советским «литературоведением» , а в спорах с политически закаленнее шестидесятниками отстаивать в начале некоторые совдеповские мировоззренческие штучки?

Этой шокирующей правды и учат нас, в частности, воспоминания шестидесятников. Оказывается, протест, инаковость, освобождение, возрождение время может прорасти на почти полностью выжженной поле. Любой человек способен принять любую диких иллюзию, но так же в любой момент способна ее и отбросить. Тезис, что, кажется, не теряет актуальности. То же можно сказать и о власти страха и освобождение от него.

Освобождение от иллюзий, стереотипов или страха - всегда экзистенциальный опыт. Как и последующая схватка с социальной реальностью, которая с этого момента становится осмысленно враждебной.

Раиса Мороз именно так вспоминает о своей первой пресс-конференции для иностранных журналистов, где ей предстояло рассказывать о нарушениях прав человека, политзаключенных в СССР и т.д..

«Я была только женой украинского политзаключенного, а тут надо сжечь за собой все мосты и сказать свое собственное слово. Что будет со мной, с сыном? Все эти мысли вихрем пролетели в моей голове, но в глубине души я уже знала, что не откажусь. Надо было привыкнуть к мысли и преодолеть страх, чтобы потом всю жизнь не корить, что была возможность помочь, а не помогла ».

Безусловно важным моментом стал ответ на сакраментальное «с кем вы, мастера культуры?» И для Михайлины Коцюбинского. Олицетворении своей позиции для нее было менее рискованным, чем много для кого, но не менее значимым.

Печальным зрелищем в мемуарах, однако, возникает тогдашний «градус» общественной солидарности. Из всех трех текстов очевидно: в шестидесятых или семидесятых большинство населения безразлично в крайнем случае испуганно-заинтересованно наблюдала за активностью «чудаков», если вообще ее замечала.

Как по мне, единственной действенной ключевой поддержкой была поддержка извне - «заграница» заменял в этом смысле отсутствует гражданское общество. Ли не очевидны снова параллели с настоящим? Но все же шестидесятники предлагает и свой опыт солидарности, пусть не такой визуально эффектный, как Оранжевая революция или нынешние жесткие столкновения на киевских стройках, зато пережитый за значительно мрачных обстоятельствах, а следовательно, насыщенный иной степенью моральной стойкости.

Нравится

Комментарии — добавить свой

 
   
 
 
© 2010–2017 «Blogwar.ru», все права защищены